12:44 

Aksalin
30.11.2015 в 19:58
Пишет .molnija.:

у джоан отрастают волосы - по сантиметру в месяц, десятке в год.
она матерится, встряхивает челкой, убирает пряди, но терпеливо ждёт.
джоан пьет паршивый виски, больше по привычке, чем по нехватке денег,
курит под лучшую музыку на земле - ту, которая проигрывается в голове
перед тем, как погрузиться в сон.

у джоан где-то должен быть дом, но никто о нем никогда не слышал,
и она даже не представляет, какой он - но точно знает: там вишни
цветут у крыльца, там озеро за пролеском, а до железной дороги
идти километра три - по бездорожью, густой тени и траве высокой.
джоан поворачивается боком, стряхивает пепел, берет стакан.

по ночам тишина звенит, как в пригоршню пойманная цикада, стрекочет,
где-то проходит поезд, - слышно, как он грохочет, на реке открывают шлюз.
джоан себе провела границу, и заступить за нее боится. она твердит:
"весь этот блюз, скорей всего, прекратится, едва я исчезну. и когда
мне случится тридцать, я вспомню о нем и обязательно позвоню".
она знает, что шансы на то и другое равны нулю.

джоан спит и ищет банки с вишневым вареньем на полке, куда ставила их вчера.
гроза поломала ветки деревьев у дома, они шипят и потрескивают в камине.
джоан блуждает по коридорам, лестницам, мостовым, дворам, подворотням - четыре
тысячи лет, если не больше. и что-то ищет, чего давно уже и в помине
нет.

джоан открывает глаза поутру, хмурится, смотрит на снег в окне.
ей исполняется двадцать семь в этом ноябре.

******

Джоан двадцать шесть, она спит не в своей постели, ест что придется,
пьет как не в себя, ждет новостей с той стороны и никак не дождется.
Джоан по утрам надевает ненависть, словно черные рукава -
от нее кружится голова, трудно дышать, горько и горячо внутри.

Джоан пьет кофе. С ее балкона вид на реку, сады, заводы.
По утрам соседи шумно спускают воду, этажом ниже орет шансон,
этажом выше - дети. Вечер пахнет водкой, котлетами и борщом.
Джоан заперта в этой гостинке, как будто в клети, и бытие
не может напугать ее больше, чем сделало это уже сейчас.

К черту всё - универ, карьеру, семью, законы, войну
с самим собой за "кто ты - сможешь ли - преодолей и это".
Джоан ложится в ванну при свечах, закуривая сигарету,
думает, что жить ей было гораздо страшнее, чем умирать.
Позже судмед констатирует, что смерть наступила в пять.

Джоан просыпается и видит свет. Море плещется у причала.
В окне спальни ноябрь, здесь больше похожий на май,
небо бездонно и высоко. Сон постепенно испаряется в молоко,
выцветает фотографией по краям. У Джоан есть дом, работа,
цветущий сад, ее ждут коты, кисти и карандаши.

А еще гости придут к шести, и все это совсем не похоже
на двадцать семь, которые Джоан себе представляла.
Время неспешно ползет, как улитка по Фудзияме.
Джоан надеется, что той огромной черной ямы
депрессии из сна ей больше никогда не попадется.

Она смеется, пьет виски с колой и идет на свет.

serpenteve

URL записи

@темы: чувство вины, стихи чужое

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Me Grimlok a king

главная