Aksalin
Главы 1 и 2, 3 и 4

Название: Мир на Кибертроне
Бета: Diana Vert
Размер: макси
Пейринг/Персонажи: Гримлок/Слэг, Айр Рэйд/Старскрим
Вселенная: Transformers G1-Headmasters
Категория: слэш
Жанр: AU от конца третьего сезона Г1; экшн, дарк
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: насилие, established abusive relationships; в кадре немного дженовой жестокости
Краткое содержание: может быть, Айр Рэйд и чувствует что-то еще, кроме возмущенного недоумения. но в случае Айр Рэйда даже одного недоумения достаточно, чтобы довести кого угодно... или нет?
Краткое содержание предыдущих частей Замкнутого круга: где-то между вторым сезоном Г1 и муви-86 Старскрим попадает в плен к автоботам и вляпывается в отношения с диноботами, вскоре благополучно их одурачивает, использует к своей выгоде и возвращается к десептиконам. а после событий третьего сезона, когда в каноне Старскрим выпрыгнул из головы Юникрона и попал под взрывную волну, его подбирают не десептиконы, а диноботы. в итоге Старскрим остается в живых, но уходит в стазис, потому что диноботы немного перестарались с выражением чувств... и спустя какое-то время только Слэг продолжает навещать корпус Старскрима в подвале - и наконец догадывается, как заставить меха оставаться в онлайне. почти квартекс Старскрим проводит в подвале, большую часть этого времени - парализованным и не способным перезагрузиться; но в конце концов Слэг причиняет ему повреждения, которые не может исправить сам, и Свуп зовет на помощь аэроботов (это юные автоботские самолеты). еще примерно квартекс Старскрим втайне от автоботов учит аэроботов Силверболта и Айр Рэйда летать и сражаться, нападая с ними и Слэгом на десептиконов; потом Айр Рэйд, все это время лелеявший фантазии о спасении Старскрима,
решает воплотить их в реальность, чем доводит Старскрима до нервного срыва и попытки в одиночку убить Гальватрона. после этого Старскрим выходит из сумрака и уже легально участвует в военных операциях; в это же время он собирает и оживляет общего со Слэгом спарклинга


5. Здесь тесно для двоих

Едва заметно — не держал бы за руку, так и не почувствовал бы — серво Старскрима подрагивали под броней, и это было странно приятно и вместе с тем раздражало. Охлаждая собственные взбудораженные системы резким усилением тяги в воздухозаборниках, Айр Рэйд практически втащил своего спутника в раздаточную. Бросил быстрый взгляд на свое отражение в зеркальной поверхности у стойки и замер на пару нанокликов, пока бледно-зеленый луч сканировал корпус, устанавливая личность.

Обернувшись с двумя кубами в руках, Айр Рэйд заметил, что Старскрим так и не сел за выбранный им стол, в углу у самого входа. Раньше все аэроботы принимали энергон за одним столом, если, конечно, не пользовались своими запасами в комнате отдыха, но с появлением в отсеке Айр Рэйда нового жильца все изменилось.

— Дай сюда, — буркнул тот, едва не выхватывая куб, начал пить сразу же, как всегда, жадно и торопливо. Праймус, только от того, как Старскрим смотрел на энергон, Искру дергала острая жалость.

Айр Рэйд, не привыкший употреблять топливо на ходу, задумался ненадолго и решил Старскрима не трогать. Но, как назло, он шарахнулся, чуть ли не отпрыгнул, когда Айр Рэйд начал его обходить, и уронил полупустой куб. Серый фейсплейт нелепо искривился приоткрытым от неожиданности ртом, но спустя наноклик приобрел хорошо знакомое упрямое выражение.

— Ну и какого шарка ты на меня так смотришь?! — стремительно проскользнув к ближайшему столу, Старскрим навис над Блерром, нервно замигавшим линзами. Негромкие разговоры в полупустой заправочной стихли, и Айр Рэйд всем корпусом ощутил, как пристально смотрят все присутствующие. И на него тоже, и не по той причине, что он застыл в двух шагах от места разгорающегося скандала.

— Ачеготебенадоянатебянесмотрелотвяжисьотменя! — затараторил Блерр почти так же быстро, как розовое «потомство», слова можно было разобрать, лишь имея к этому привычку. Да, Старскрим выбрал на этот раз такой объект для гнева, что имел все шансы выйти победителем, но почему-то Айр Рэйду это очень не нравилось. Он не мог не заметить за последние циклы, что Старскрима так и тянет на ком-то сорваться. Блерра же никогда не замечали даже в шуточных драках, и, пожалуй, Старскрим был если не сильнее, то выше и шире в плечах.

Айр Рэйд быстро оглядел сидевших в раздаточной и понял, что, скорее всего, вмешиваться никто не станет. Ферст Эйд, Грув и Тракс вообще ни в какие подобные разборки лезть не любили, Грэпплу просто на все было налить, кроме своих архитектурных проектов… а вот Сайдсвайп и Санстрикер пока наблюдали с интересом, но полной уверенности в том, что они не полезут в драку, не было, хоть Айр Рэйд и общался с ними чаще, чем с прочими колесными.

— Прекрати этот шлак! — сам удивившись своему внезапно прорезавшемуся командному тону, Айр Рэйд стиснул манипулятор Старскрима так, что самому стало больно от силы сжатия, и решительно зашагал к выходу. За крыло хватать не рискнул, зная, насколько это травматично, и лишь на полпути догадался поставить свой куб на ближайший стол. Но Старскрим, похоже, и не собирался вырываться.

Лишь в коридоре он будто очнулся. Глядя на тонкое, неуловимо быстро вертящееся острие бура, Айр Рэйд не мог поверить тому, что все это происходит наяву. Хорошо хоть, в этот грун на базе было мало меха… но Старскрим, чтоб его ржа заела, был слишком громким, и те, кто остался в раздаточной, слышали его наверняка.

Неожиданно для самого себя Айр Рэйд разозлился по-настоящему, ударил по красному воздухозаборнику — нет, скорее толкнул раскрытой ладонью, нехорошо ведь бить того, кто доверился тебе…

— Ты вообще думаешь о том, что если пойдешь сейчас и с кем-то сцепишься, то ремонтировать тебя придется нам с Силверболтом?! И что ходить извиняться за тебя тоже придется мне?!

— Конечно, — протянул Старскрим со странной ухмылкой, — теперь ты можешь вовсю пользоваться ситуацией. И накричать, и ударить. Ну и что же ты будешь делать?

Айр Рэйд закусил собственную губу, чувствуя, как подается гибкий металл, и на три наноклика отключил оптику в попытке успокоиться. В аудиодатчиках все еще звенел возмущенный вопль «Как ты смеешь указывать мне, что делать?!». О Праймус, ну что за глюки у Старскрима в прошивке, заставляющие его ждать отовсюду подвоха — Айр Рэйд был почти уверен, что болезненное шипение, почти заглушенное звоном крыльев о стену, было притворным; и кто тут пользовался ситуацией, хотелось бы знать?!

— Знаешь ли, раньше ты тоже на меня не орал, — все еще раздраженно, пусть и с нотками извинения, заговорил Айр Рэйд. — Я все понимаю, тебе сейчас плохо, но, ради Праймуса, не веди себя, как диноботы! И без того хватает проблем, на кой фраг тебе надо со всеми скандалить?! — понимая, что вот-вот наговорит вещей, о которых потом будет жалеть, Айр Рэйд развернулся и пошел к лестнице, на ходу убеждая себя, что больше никогда по доброй воле не полезет в такую «ситуацию». Недолго и самому поехать процессором, постоянно размышляя, как может быть вывернут любой поступок.

Старскрим торопливо зацокал за спиной, догоняя, и до самой двери отсека тихо бурчал что-то о том, как все видят в нем чуть ли не вселенское зло и плюют ему в Искру, а потом обвиняют в своих же проблемах. Айр Рэйд и раньше замечал, что у Старскрима одна претензия порой тянула за собой вторую, третью и четвертую, и все они удивительным образом трансформировались, вырванные из контекста событий и возведенные в степень трагедии. Ну, хотя бы прекратилось ледяное молчание, уже успевшее истерзать Айр Рэйду всю Искру.

Раньше, когда он еще жил один, к нему часто заглядывали Сайдсвайп и Санстрикер: приносили сверхзаряженное, которое делали особо концентрированным, еще забористее, чем коктейли на нейтральных планетах, и, разлив искрящийся энергон по тонким бокалам темного стекла, начинали рассматривать довоенные предметы, рассказывая о них разные интересные вещи. Другие разведчики или считали древние кристаллы и устройства хламом, как Файерфлайт и Слингшот, или отбирали их в свою коллекцию, не собираясь ни с кем делиться просто так, как Силверболт. И вот теперь Айр Рэйд перерывал свой шкаф, куда сваливал все находки, в поисках шарковых бокалов и запаса того самого пойла. Только сейчас стало кристально ясно, что имел в виду этот психованный динобот, когда со смехом говорил «Старскриму нужен тот, кто сильнее». Айр Рэйд надолго вытеснил эти файлы, неприятно напоминавшие о собственном унижении, но лишь теперь сообразил — речь шла не о том, чтобы, пользуясь грубой силой, выбить из Старскрима дурь и заставить его вести себя нормально (хотя, прости Праймус, меньше груна назад Айр Рэйду ужасно этого хотелось!). Слэг имел в виду упорство, упрямство, как угодно, а им Сигма-компьютер наделил Айр Рэйда даже в избытке.

— Один я пить не буду, — категорично заявил Старскрим, и по нервно вздрагивающим элеронам можно было догадаться, что он опять приписывает Айр Рэйду корыстные мотивы.

— Все в порядке, — на самом деле, даже с низким уровнем энергии помутнение сознания Айр Рэйду не грозило, ведь всем известно, что такой эффект от топлива бывает, лишь когда системы не успевают переработать избыток энергии или аккумуляторы уже заряжены до предела. Можно ведь пить медленнее, вот и все. Поспешно наполнив второй бокал, Айр Рэйд продолжил: — Я понимаю, что тебе трудно доверять мне, но я очень хочу тебе помочь. Если я буду понимать тебя лучше… ну, то есть я хотел бы понимать тебя лучше…

— Спасибо, — алые линзы изучали Айр Рэйда так внимательно, что ему на мгновение стало не по себе. — И… извини за то, что случилось сегодня.

Первая порция была выпита в молчании. Изредка оно прерывалось попытками Айр Рэйда завязать незначительный разговор, но они повисали в воздухе. Внимательно следя за изменениями, которые могли бы показать, что собеседник дошел до нужной кондиции, Айр Рэйд вновь налил энергон в бокалы и наконец решился поднять волнующую его тему:

— Я понимаю, что не должен лезть в твои отношения со Слэгом… но тебе, наверно, надо об этом поговорить. Вот честно, не понимаю, как вообще можно даже общаться с диноботами, и дело даже не в том, что случилось с тобой, — тишина пугала все сильнее, и Айр Рэйд торопливо продолжил развивать свою мысль: — Ну, как Прайм мог одобрить их создание, тем более когда все поняли, что они вообще не автоботы? И Рэтчет? Не представляю, как он их терпел…

— Рэтчет?! — фыркнул Старскрим и залпом допил остатки энергона в бокале; коротко звякнуло стекло о металлическую поверхность стола. — Думаешь, Рэтчет обо всем докладывал Прайму? Я достаточно пообщался с вашим медиком, чтобы понять: Прайм все понимал, но ни квинта не делал, потому что Рэтчет обожал свои создания… А, тебя ведь еще не создали, когда диноботов решили сослать на остров, к органическим прототипам? Так Прайм почти сразу же и передумал, решил, что лучше держать их под присмотром. Логично, что они нужны были автоботам, нет? Ваша автоботская мораль — она для таких, как ты; те, кто все решает, отдают себе отчет в том, что все это лишь красивые слова!

Айр Рэйд иррационально обиделся, усмотрев в этих словах намек на собственную ущербность. Но, помня о первоначальной цели разговора, ответил с легким кивком:

— Ну да, ты имеешь право злиться. Но слушай, я на самом деле тебе помочь хотел, ну, тогда… просто не мог придумать, как, а ты меня тогда послал, ну и…

— Как бы объяснить, — криво улыбнулся Старскрим. — Ну скажи мне, ты думаешь, у меня вообще были какие-то другие варианты, кроме как тебя послать? — он резко передернул крыльями, и Айр Рэйд почувствовал его напряжение. Как будто Старскриму хотелось взмахнуть рукой, еще увеличить громкость. Но по какой-то причине он сдерживался, и эмоции ощущались только в коротких, пикообразных всплесках эм-поля.

Чуть отодвинувшись — смещаться на несколько метров было бы подозрительно, но и оказаться захлестнутым чужим взбудораженным фоном не хотелось, — Айр Рэйд с каким-то липко-холодным замиранием Искры, мгновенно сменившимся азартом, впервые всерьез задумался над этим. Над тем, на кой ему вообще понадобился десептикон, пусть и шлаково красивый. Айр Рэйд даже сомневался, что кто-то еще, кроме него и диноботов, находит Старскрима красивым. На поверхности он был слишком ярким, слишком дерганым, с вызывающе широкими, бросающимися в оптику крыльями. Но Айр Рэйд видел, как этот чужеродный, непривычный, пугающе десептиконский корпус трансформируется и подчиняет себе небо, и вот это было прекрасно. Но… но присвоить себе эту дикую, яростную, функционально смертоносную красоту?

— Мне… послушай, мне просто больно было на это смотреть, — неуклюже попытался оправдаться Айр Рэйд; он потянулся за энергоном и едва не расплескал его. — И ты вообще никак не давал понять, что тебе нужна помощь! Ладно, ты не хотел ее от меня, но Силверболт, Родимус Прайм — что тебе мешало поговорить с ними?

— А зачем? — спросил Старскрим с таким демонстративно ледяным недоумением, что Айр Рэйду захотелось если не ударить, то вскочить и тряхнуть за плечи.

— Да просто чтобы от них избавиться! На кой шлак тебе нужно было это терпеть, если ты мог вот так же прийти к нам жить еще давно? Фраг, как будто на Кибертроне нет ни других кварт, ни других меха, тот же Скайфайр не раз спрашивал о тебе, хотя он…

— Даже если бы я подыхал в мучениях, я бы не принял помощь от Скайфайра, — перебил Старскрим с кривой ухмылкой. — И я не попросил о помощи Родимуса или Силверболта не потому, что не догадался это сделать. А потому, что я не идиот и даже тогда мог взвесить все плюсы и минусы.

— Я понимаю, — вынужденно признал Айр Рэйд. — Родимус не был рад, когда ты решил остаться на нашей стороне.

— Родимус мог меня казнить. Мог передать меня Гальватрону в обмен на какие-нибудь договоренности. Но он не рискнул ссориться с диноботами, и только поэтому я могу жить на Кибертроне и видеть, как он возрождается. Ты вряд ли поймешь, что это для меня значит. А вот Слэг понимал… Ты был когда-нибудь в Калисе? — Старскрим резко сменил тему, но Айр Рэйд успел отметить неадекватную мечтательную улыбку. Он понадеялся, что все-таки она была вызвана мыслями о Калисе, а не о фрагнутом на всю голову диноботе.

— Я смотрел на холо-кристалле про энергоновые цветы, — Айр Рэйд на автомате актуализировал этот раздел памяти. — Может быть, там что-то и сохранилось, но мы во время разведывательных миссий ничего подобного не видели. Старскрим, мы сейчас не о том, — бокал глухо звякнул о его пальцы. — Объясни мне. Просто объясни. Я же не дурак. Вот что-то Слэг не принес тебе ни власти над вселенной, ни головы Гальватрона, ни чего-то еще, что тебе не хватало для счастья! Хотя, ты говоришь, понимал! — невольно повысив голос, Айр Рэйд согнулся и торопливо схватил канистру с энергоном, пытаясь как-то компенсировать вынужденную грубость. Раздражал не столько характер Старскрима (его упрямое желание обесценить все, что относилось к алозначной фракции, вытерпеть было не так уж трудно, его легко можно было заметить и раньше, как бы Старскрим ни сдерживался), сколько полный отказ от признания реальных фактов. — А в итоге Слэг вообще тебя выгнал, после всех этих слов о любви! Какого шарка он от тебя отказался, если так сильно любил?!

Старскрим пронзительно громко скрипнул крылом по стене — или обшивкой по пенопокрытию платформы? Не понять было, пытался он отодвинуться или принял более удобную позу. Хотя полулежачее положение с опорой на одни лишь крылья удобным не выглядело. Как будто Айр Рэйд вообще загонял Старскрима в угол, сколько можно всем корпусом демонстрировать дискомфорт, страх и квинты знают что еще?

— Он спарклинг, Айр Рэйд, — голос Старскрима звенел, более высокий, чем в спокойном состоянии, но вместе с тем отчетливо слышалось что-то еще. Уверенность в собственном превосходстве? Гордость? Фраг, чем? — Как и ты. Он просто не смог смириться с тем, что не все получается, как он хочет.

— Тут не в возрасте дело, а в отсутствии мозгов! — огрызнулся Айр Рэйд и заставил себя высосать не полный бокал энергона, а ограничиться хотя бы половиной. Выпивка от близнецов все-таки была слишком концентрированной.

— Правда? Как-то не верится.

— Ладно, — буркнул Айр Рэйд. — Но мне бы в голову не пришло вести себя так, ты понимаешь? Никогда!

Он добавил бы что-то еще, но вздрогнул, услышав низкое рычание реактивного двигателя в коридоре. Не так оглушающе, как звучал бы полноценный джет, вздумай он полетать в помещении, — но все равно неприятно громко.

Нанокликом позже сами разъехались створки двери, и розовый самолетик — крохотный, способный поместиться на предплечье, — плюхнулся на свои несуразные лапки прямо между Старскримом и Айр Рэйдом. Плюхнулась. Это существо считало себя фем.

— Привет, малышка, — Айр Рэйд подтолкнул ее ближе к краю стола; если и не захочет перебраться на его платформу, пусть хотя бы топчется подальше от энергона. — Мы тут с твоим создателем разговариваем о важных вещах. Старскрим, скажи мне, ты же ее ненавидишь? А? На кой шлак тогда ты ее создавал? Ладно, у вас со Слэгом какие-то там чувства, как ты пытаешься меня уверить, но как можно было впутать сюда чистую Искру?

Он ощущал левой рукой электромагнитный фон крохотного самолетика и на мгновение встревожился, что это существо может обидеться. Но на что тут обижаться?

А Старскрим смотрел теперь не на Айр Рэйда, на свое создание, и почему-то это злило.

— Я не хотел ее появления, — наконец ответил он с удивительным равнодушием. — Может быть, если бы Слэг не настаивал, у нее был бы нормальный, не за пару декациклов склепанный корпус… и я сам относился бы к ней иначе.

— Все снова упирается в Слэга, да? — раздраженно фыркнул Айр Рэйд. — Так ты бы определился, рад ты или нет, что все это закончилось? Или тебе для счастья надо, чтобы тебя публично называли игрушкой, таскали на цепи, что еще?! Объясни мне!

— Звучит так, будто ты и сам не против развлечься, да, Айр Рэйд? — Старскрим наконец отлип от стены и навалился локтями на стол. Пальцы скрещенных рук с мерзким скрипом стиснули то ли край стола, то ли металл обшивки — раз, другой. — А скажи мне, зачем я буду тебе что-то объяснять? Чтобы ты воспользовался этим против меня, а она, — резкий кивок в сторону самолетика, — передала все это Слэгу?

От мысли о диноботе, способном притащиться выяснять отношения, Айр Рэйд даже протрезвел. А нет, показалось. Старскрим же, дрянь такая, вообще практически не пил — или на него просто не действовало?

— Я… фраг, извини, — Айр Рэйд протянул руку, почти дотронулся до чужой обшивки, но вовремя сжал кулак, едва почувствовав изменение эм-поля, еще до того, как Старскрим шарахнулся назад. — Ржа, ну почему ты то издеваешься надо мной, то…

— Ты предпочел бы, чтобы я пустил струйку омывателя над твоим оскорбленным самолюбием?

— Ты опять смеешься! — это прозвучало вовсе не так возмущенно, как планировал Айр Рэйд. Совсем не возмущенно, если быть честным, но, кажется, он уже не контролировал свой вокодер.

— Ты сам смеешься, — невозмутимо парировал Старскрим. — Слушай, тебе уже точно хватит.

Прикусив тонкий металл фейсплейта, Айр Рэйд следил за уверенными, спокойными, абсолютно трезвыми движениями Старскрима — и не мог отогнать гадкую мысль о том, какими дергаными и нервными они станут, стоит лишь податься вперед и коснуться этого вибрирующего крыла. Как назло, оно колебалось сейчас прямо перед оптикой, потому что иначе в тесном отсеке, не рассчитанном на двоих, трудно было убрать со стола между платформами.

— Праймус, ну как можно быть таким красивым.

Только когда Старскрим дернулся, пятная гладкую поверхность стола искрящимися каплями энергона, Айр Рэйд сообразил, что пробормотал это вслух. Теперь он смотрел в алые линзы с непривычно близкого расстояния — Старскрим стоял согнувшись, опираясь на стол прямо перед ним, и продолжал вытирать резко пахнущее топливо. Так старательно и тщательно, как будто незамеченная и присохшая грязь могла привести к вселенской катастрофе.

Айр Рэйд бездумно потянулся к канистре, стоящей где-то на полу у ног Старскрима, и тот напугался уже не демонстративно — это было ясно не только по скорости движения, но и по взметнувшемуся эм-полю. И застыл с мокрой тряпкой в руке, горячий даже на расстоянии, нервно вентилирующий. Но голос оказался ровным, умиротворяющим, фраг!

— Тебе действительно хватит сверхзарядки на сегодня.



6. Огонь

Рот Скэвенджера был открыт — и в черном провале виднелось что-то темное и бесформенное. Только опустив голову к самому его фейсплейту, Слэг рассмотрел, что это так оплавилась и искорежилась глосса. Ну а чего он орал и рот разевал, ржа?!

Нет, все-таки после струй огня меха выглядели ужасно странно. Слэг даже не знал, с чем сравнить, но прикасаться к Скэвенджеру теперь было не слишком приятно. Он весь из зеленого и фиолетового стал бугристо-черным, с легким налетом серого повсюду. Наверное, пепел вплавился в другие детали, поэтому так и получилось.

Правый бок около задней лапы болел, и это тоже не улучшало настроения. Самостоятельно Слэг не мог рассмотреть, что там такое, но подозревал, что это он не ударился обо что-то острое, когда в испуге скакал и проваливался сквозь перекрытия, а все-таки перестарался с огнем. Так бывало и раньше, правда, обычно он обжигал передние лапы. Но тогда они и болели гораздо сильнее.

Который раз загудел комлинк — где-то там, под броней, без трансформации не ответить. Ну вот почему создатели не вмонтировали ему нормальную радиосвязь, чтобы сообщения посылать? Хотя она и не у всех автоботов есть вроде. Разве что у тех, кому действительно нужно для работы. Слэг сердито шарахнул хвостом дезактив Скэвенджера, подкинув его метров на пятнадцать, и плюнул еще раз, стирая этот противоестественный оскал с фейсплейта. Огонь весело потрескивал, размягчая, кажется, не только челюстной эндоскелет, но уже и сам мозговой модуль.

А потом в небе что-то зашуршало, совсем рядом, и Слэг прочертил полосу по сухой грязи, мгновенно спекающейся в слой неровного блестящего стекла, полный пузырей и каверн. Фраг, слишком задумался и пропустил приближение Свупа. А если б это была какая-нибудь дикая тварь? Впрочем, Слэг только что убил десептикона. Странно бояться инсектов и кибер-лисичек, так ведь?

Струя огня — намного слабее, но тоже помощь, — вылетела из клюва Свупа, пока тот планировал над Скэвенджером. Эй, ну и какого шлака он тут трансформировался?

— Ты, Свуп, вали, — глухо прорычал Слэг; вокодер издавал трещащие звуки от перегрузки, слишком много энергии было израсходовано за какие-то клики, и системы еще не успели перестроиться на обычный режим. Сейчас они яростно пережигали топливо в чистую энергию.

Или попросить Свупа о заправке? От мысли о свежем энергоне топливопроводы мучительно заныли — и то, что Слэг прекрасно знал, что это только кажется, помогало слабовато. Он сердито показал денты и резко мотнул головой, намекая, что может кое-кого и кусить.

— Опять шлак застрял? — посочувствовал Свуп и шагнул ближе, протянул руку, ловя за верхнюю челюсть.

Почти поймал, пальцы мелькнули в сантиметрах от брони, но Слэг был начеку. Он забил хвостом из стороны в сторону, осыпая себя же пылью, и попятился. Свуп замер — до смешного похожий сейчас на свою диноформу, и казалось, будто он вот-вот подпрыгнет и взлетит. Маленькие узкие линзы расширились, став почти круглыми, линия рта выгнулась в гримасе недоумения. Мало того, что Свуп слишком хрупкий и слабый для динобота, так он еще вечно корчит рожи. Но ладно, Слэг понимал, что придирается. В конце концов, сегодня он даже благодарен Свупу.

— Хорошо, что ты сказал про него, — Слэг кивнул в сторону Скэвенджера.

Уже и вокодер перестал так трещать, и боль почти отступила. А ярость и обида — они еще много кликов назад ушли. Как следует кого-нибудь потрепать — это всегда помогает.

— Ты, Слэг, знаешь, как Гримлок тебя называл? Он же тебя прибьет, когда узнает про это!

Фраг. Слэг так надеялся, что Гримлок поможет ему с болящим боком. Но что Гримлоку возникать? Какое ему дело до десептикона? У задней правой лапы броня жглась так, что Слэг невольно заколотил хвостом сильнее — и сам едва не провалился во внезапную трещину в бетонном блоке под собой. Гримлок же разрешил ему уйти!

— Я, Слэг, тогда вообще никуда не пойду. Буду тут жить, — огрызнулся он.

На Земле они неплохо пожили на острове со своими органическими прототипами. Конечно, на Кибертроне еще надо отыскать эти фраговы кристаллы энергона, но прямо сейчас Слэгу лить было на то, чем он будет заправляться и когда. Вот ляжет здесь, где-нибудь под крышей, положит хвост под голову и будет лежать. Может, тогда Гримлок поймет наконец, как Слэгу плохо!

— Этого прибрать надо, — заявил Свуп так, что сразу стало ясно — тут уже не поспоришь. — Ты, Слэг, нас подставляешь, не понимаешь, что ли? С воздуха видно кому угодно, что здесь творится!

— Расплавлю сейчас, — согласно кивнул Слэг. На это энергии хватит, уже достаточно переработалось.

— Стой! — Свуп повысил голос. — Надо хоть под крышу оттащить. Пятно видно будет даже со спутника.

— Ну и тащи!

Широкие стопы Скэвенджера заскребли по бетону, оставляя следы, и Слэг завертелся, пытаясь расшвырять грязь вокруг. Во время одного особенно размашистого прыжка он задел Свупа кончиком хвоста и сам чуть не упал — но они уже дотащили дохлого десептикона до ближайшей двери. Внутри пол оказался почти что ровный, местами чистенький. Вот только одинаковые белые плитки на полу, посеревшие и покоричневевшие за миллионы квартексов, кое-где провалились и растрескались. А под ними — какая-то металлическая решетка, а они на ней, значит, лежат. Вот хорошее место, чтобы спрятать дезактив Скэвенджера, какой же Свуп молодец!

— Ты, Свуп, отойди давай, — Слэг потерся левым боком о его бедро, осторожно, чтобы не задеть чешуйки на крыле. — И смотри, как я умею!

Свуп, конечно, это видел тысячу раз, а может, и миллион. Но он не стал спорить — наоборот, положил ладонь Слэгу на воротник, погладил по спине, обводя пальцами выступы по центру. Обычно Слэг сердился на такое. Но сегодня был хороший цикл, и все благодаря Свупу.

Скэвенджер — дезактив Скэвенджера — алел, потом чернел, потом становился багровым и фиолетовым, почти как его броня до смерти. Конечно, это не целый Скэвенджер так менял цвета. Целый он просто не попал бы в струю огня, и потому выглядел, как под прожектором, который автоботы доставали для танцев. Кусок раскаленной белизны быстро темнел, а рядом с ним уже все остывало до фиолетового, и дальше шла глухая чернота, сливающаяся с естественным отсутствием света.

Слэг уже и забыл, как хорошо убивать.

Еще одна красная струя огня, в этой заброшенной коробке завода выглядевшая темнее, чем обычно, прогладила Скэвенджера от башки до раскинутых ног. Сейчас — темным, утратившим даже блеск металла силуэтом — он выглядел жалко и вместе с тем так мило, что Искра замирала от острой нежности. Был живым, шумным и наглым меха, а стал черным пятном на разбитом полу. И это сделал Слэг. Красота!

Он не ловил такого кайфа с самого конца войны. И приятно было, что рядом Свуп, пусть тот и не очень любил убивать. Ну, Свуп не выпендривался, он ведь умный. Он понимал, что ничего уже тут не изменить, это пока Скэвенджер живой был, стоило ругаться и спорить, а сейчас-то чего? Свуп стоял рядом, касаясь ладонью спины и бедром бока, горячий и свой. Это и близко не походило на то, как Слэг объединял сознание с Гримлоком — и все равно, Слэг и представить не мог, чтобы Старскрим ощущался настолько привычным, родным и комфортным. Порой бесящим до скрипа дент, но все же комфортным.

Неужели действительно надо было полюбить Старскрима и разочароваться, чтобы понять, как много значат братья?

Вот теперь, когда Скэвенджер рассыпался в прах и повис полосами застывшего, утратившего форму металла, просачиваясь куда-то на подземный уровень, Слэг почувствовал усталость. Задняя лапа — точнее, бок рядом с ней — ныла. Ладонь Свупа на спине была ощутимо тяжелой и уже начинала злить. Сейчас бы топлива до заполнения баков, но просить не хотелось. Слэг попятился, чтобы случайно не толкнуть Свупа на эту дурацкую решетку вместо пола, и выбрался под темное небо.

— Ты, Свуп, не скажешь Гримлоку, — то ли вопрос, то ли просьба, то ли приказ — как Свуп хочет, так пусть и понимает.

— Если ты, Слэг, скажешь, зачем ты так сделал.

Агррх. Слэг в ярости ударил хвостом по бетону. Еще и еще, и еще лапой потопал. Но Свуп давно привык смотреть, как Слэг бесится. Это просто глупо. Он и так очень устал.

Он плюхнулся в грязь у ног Свупа, рассчитав так, чтобы Свуп не удержал равновесия и свалился рядом. Это мелочно, да, и на самом деле Слэг не хотел Свупу никакого вреда — но справиться со спарковским порывом уронить почему-то не получилось.

— Я не хотел. Подставлять. Я, Слэг, не тупой. И я себя контролирую, — упрямо добавил он, не глядя на сидящего рядом Свупа. — Ты знаешь, что он, Скэвенджер, мне сказал?!

Со стороны Свупа донесся только форсированный шелест кулеров — но у Слэга не зря была система эмпатии. Свуп, заешь его ржа, сердился. А что сердился, спрашивается? Не знал, но сердился, разве можно так? Слэг ведь правда ничего такого не хотел, он и о Старскриме ничего не узнал, и вообще все вышло ужасно тупо.

— Ты, Свуп, не злись, — проворчал Слэг. — Если бы этот фрагов десептикон не болтал всякий шлак, был бы живой. Ты, Свуп, тут не при чем вообще. Просто так вышло, понимаешь? И Гримлоку знать не надо, зачем ему? Он, Гримлок, будет злиться, сделает мне больно, тебе тоже попадет, потому что ты про Скэвенджера болтал. То есть не болтал сначала, а потом болтал. Ну, ты, Свуп, понял же?

— Он, Скэвенджер, тоже живой был. Старскрим дружил с ним. Ты, Слэг, хотел вот так его задеть, да?

— Дружил или трахался? — Слэг даже привстал на передние лапы. — Он, Старскрим, мне не говорил ничего!

— Я, Свуп, тебе бы тоже ничего не говорил. Вот вернулся бы назад и не говорил бы! Ты, Слэг, вообще бешеный. Что этот Скэвенджер тебе сказал, ну?!

Слэг напряг серво, не позволяя ярости перехватить контроль над корпусом. Конечно, его уже давно отпустило, но вспоминать оказалось очень, очень больно.

— Про Праймуса. Я, Слэг, ему говорю, что убью его сейчас, что вообще не знаю, что с ним сделаю, потому что он, фраг, сволочь вообще и меня бесит… а он, ржа, спокойный весь и говорит… ты, Свуп, представляешь — говорит, что ему лить! Что мученики попадают к Праймусу и вечно счастливы, а я, Слэг…

Он не сразу понял, что за странные звуки издает Свуп — но, когда обернулся, пламя само рвануло из пасти, быстрее мысли, быстрее любого самоконтроля, быстрее пронзающего Искру ужаса, что на таком расстоянии Свуп, сволочь, просто сдохнет.

Не сдох. Мало того, что не сдох, так еще и продолжил ржать, уже не стараясь зажимать рот ладонью. И быстро, в доли наноклика, поднялся так высоко, что огнем не доплюнуть. Что, в принципе, было очень даже правильно. Слэг же не хотел его убивать. Но все равно выпустил струю огня, прекрасно зная, что крыла не коснется.

Вызывать Свупа по комлинку сейчас было бесполезно, в полете тот отвечать и не мог, и не стал бы, — а ярость все еще колотилась глубоко под броней, разгоняя системы, угрожая перегревом и коллапсом Искры, и Слэг помчался куда-то вслед Свупу, пробивая собой древние, крошащиеся стены, прыгая через ямы и бешено рыча. Скэвенджер, который вроде как сдох в мучениях и должен был попасть к своему любимому Праймусу, нестерпимо злил и сейчас, превратившись в пепел и прах, и Слэг понятия не имел, что с этим теперь делать! На кой такой урод — и десептикон вдобавок — вообще сдался Праймусу?! Нет никакого фрагова Праймуса, нет, нет, это же просто возмутительно, верить в такой шлак, туда и дорога, тварь, ты получил свою плавильню при жизни, так какого фрага это все еще больно?!

Что-то огромное шарахнуло поперек спины, осыпалось с высоты кусками бетона, ожгло броню слева, и Слэг, как в замедленном воспроизведении, увидел, как вбивается в его бок широченная, толще лапы, металлическая балка.

…несколько кликов он вообще ничего толкового не думал — кроме того, что как же хорошо, что он не подох. Ну, может, он бы и так не подох, если б его завалило, но как бы он вызвал своих, если у диноботов не запускается автоматическая трансформация при травме? Короче, лежал бы сейчас под вон той огромной горой балок и бетонных блоков, как полный дебил, и это если б его не расплющило.

Трансформироваться было немного страшно, но надо. Слэг на всякий случай внимательно просканировал все вокруг — никого живого. Да если тут и шлялся кто живой, типа Скэвенджера или того дезактива, о котором Свуп болтал, этот живой свалил бы, едва над Слэгом начало рушиться здание. Несущую стену он сломал, что ли? Грохнуло так, что наверняка на всей огороженной территории было слышно.

— Свуп! — позвал он, поднеся комлинк ко рту, и неожиданно сообразил, что Свуп наверняка уже на базе. Рядом с Гримлоком. И как теперь спрашивать, разболтал Свуп все Гримлоку или нет? — Я, Слэг, тут дом уронил, представляешь?

На том конце линии связи что-то шуршало, гудела стационарная вентиляция и — вдалеке — лилась вода в общей мойке.

— Ты, Слэг, несчастье ходячее, — наконец откликнулся Свуп. На заднем плане заворчал Гримлок, и по его интонации стало ясно, что возвращаться можно. — Давай двигай сюда. Тут малышка прилетела, и Гримлок говорит, что у нее новости про Старскрима и что ты, Слэг, тут нужен.

Вообще-то Гримлок сказал, что оторвет Слэгу голову, если тот немедленно не пойдет домой, Слэг все прекрасно слышал… но Свупу врать про новости было вообще незачем. Хорошо, что он не сердился больше. Хорошо, что Скэвенджер сегодня сдох, а Свуп помог убрать его корпус. Хорошо, что рухнувшее здание не так быстро валилось, и удалось оттуда выскочить.

Хороший цикл.

Слэг надеялся, что новости не слишком его испортят. Беспорядочная беготня по брошенному заводу почему-то привела не в ближайшую к автоботской базе точку — что было бы логично, потому что Слэг пытался догнать Свупа, — нет, Слэга занесло вообще квинты знают куда. Но у него был навигатор, и потом, огромные стены, отделяющие Иакон от нейтральных территорий, виднелись отсюда, так что и без навигатора заблудиться бы не вышло.

Нет, Слэг решительно не понимал, что Старскрим и Скэвенджер могли тут делать целые груны. Разве что трахаться, серьезно, тут же вообще ничего нет интересного! Хотя Старскрим давно уже пытался проводить на базе как можно меньше времени, возвращался, только чтобы заправиться и уйти в оффлайн.

Какая теперь разница?!

Слэгу тоже очень нужно было топливо, он даже лапы с трудом передвигал. Ну, зато не было соблазна задействовать реактивные двигатели и полететь по прямой, не блуждая между этими дурацкими зданиями. Если б Слэг взлетел, его бы точно заметили абсолютно все — а чем меньше меха знает о том, что и он, и Скэвенджер пошли в этот цикл в одно место… Свуп дело говорил, не надо подставлять диноботов. Автоботы, может, давно бы уже прибили или перепрошили бы Слэга, если бы не остальные диноботы. Он тоже должен думать о них. Он и старается, правда же?

Конечно, Слэг помнил, что его ждут — не только Гримлок, но и малышка, — но все равно тщательно сканировал все перед собой, прежде чем выходить на новый участок дороги. Чем меньше меха…

А кроме того, Слэг и сам не знал, хочет ли он сегодня видеть малышку. Если он сомневался, наверное, это уже и значило, что он не хотел, так ведь? Объединять сознания приятно, когда вы оба верите друг другу, и если с Гримлоком за много квартексов — всю жизнь, проведенную вместе, — они как-то научились не лезть в воспоминания друг друга, делясь только эмоциями, то с малышкой было тяжелее. Ей, дурочке любопытной, все было интересно.

Сейчас Слэг уже и не помнил толком, почему это он вцепился в идею завести ребенка со Старскримом. Это началось как шутка, дурацкая шутка про хвост, Старскрима просто трясти начинало, едва Слэг заговаривал о том, как сильно хочет ребенка… А потом, наверное, Слэг захотел продолжить дело создателей. Вот после них в мире остались диноботы, это было хорошо, замечательно даже, и казалось логичным, что оставить после себя кого-то живого тоже будет здорово!

Спереди, насколько Слэг мог судить, он выглядел прилично. Ну, кое-где краску ободрало, но это чепуха. А вот что там было около правой задней лапы, он не знал, надеялся только, что это не слишком бросалось в оптику. Автоботы все равно будут пялиться, хотя бы те, что на пропускном пункте дежурят, Слэг знал это — и это бесило уже заранее. Хоть бы никто не попался по дороге вниз, к себе.

Он глубоко провентилировал, воодушевляя себя мыслями о Скэвенджере — о том, как хорошо горел и плавился его корпус, — и позволил створкам ворот разъехаться. Иногда, когда Слэг был раздражен, он воздействовал электричеством на их замки, но из-за этого автоботы сильно ругались. Хотя он давно уже не пережигал электронику вокруг, между прочим! Это все малышка. Она-то летала по всей базе, открывая любые двери, и автоботы думали, Слэг точно так же будет все ломать.

Они вообще всегда пялились на него, как будто он опасен. Ну, опасен, и что теперь? В глубине Искры он понимал, что они не станут воспринимать динобота равным — не стали бы, даже если бы он никого и никогда не обижал. Сначала построят таким, чтобы убивал и не терзался совестью, а потом сами же шарахаются. Уроды. Сволочи. Слэг выпустил маленькую струйку пламени, почти мгновенно погасшую на воздухе, с легким треском сгорания газов. И нервно скрежетнул хвостом по полу, услышав непонятный шум со стороны, где стоял стол дежурных.

Хоть вообще без Гримлока не выходи, ржа! Слэг бы спросил этих придурков, чего они пялятся, но забыл их имена, а может, и вовсе не знал. Не называть же их уродами? Хотя они, конечно, были мелкие и несуразные, как большинство автоботов. Еще кто-то незнакомый шарахнулся от двери — с той стороны, Слэг почувствовал движение сигнатуры и чужой страх, — на минус первом уровне. Фраг, стоило успокоиться, прежде чем возвращаться домой. Но где — если здесь повсюду автоботы, тоже способные ощущать агрессивный и взбудораженный фон?

Так и не придумав ничего умного, Слэг все ускорял шаг, даже на правую заднюю лапу прихрамывать перестал. Он ввалился в общую комнату, все еще фыркая от злости — и неуклюже припал к полу, почти лег на него брюхом, когда малышка спикировала на голову и плюхнулась на воротник. Вес почти и не чувствовался, сколько там того веса? Обычно Слэг не возражал, когда малышка так делала, но сейчас вот разнервничался и дернулся.

«Не любишь! — возмущенно транслировала она. — Старскрим так и сказал, что все из-за тебя, и ты не хотел, чтобы меня собрали нормально!»

Фраг, что?! Слэг, конечно, не думал, что Старскрим будет рассказывать о нем только хорошее — вообще старался поменьше думать о том, как там Старскрим живет с аэроботами, — но что за шлак он наболтал малышке, заешь его ржа?

— Ты, Гримлок, видел, о чем она?

Она уже носилась под потолком, сердито и пронзительно треща. Может, и вовсе без слов, Слэг нарочно не вслушивался, потому что ненормально быстрое щебетание малышки перегружало его оперативную память, а это точно не улучшало способности соображать. Ну и ладно, захочет — объяснит. Слэг вскарабкался на платформу, теперь, после ухода Старскрима, сдвинутую вместе с платформой Гримлока. Тот слегка наклонился, обнимая за шею и подтягивая ближе к себе, нашарил запястьем рог, и стало привычно тепло и уютно от чужого присутствия в сознании.

Комната, где жил Айр Рэйд, даже оптикой малышки выглядела маленькой и захламленной. Не то что общий ангар диноботов, где почти все платформы стояли придвинутыми к стенам, а по центру можно было играть в перекидывание шара, чем и занимались сейчас Свуп и Сладж. Слэг просматривал воспоминания отстраненно, не позволяя себе отвлекаться от настоящей реальности — от эмоциональных вскриков и ругательств Свупа, от звона шара, от теплого корпуса Гримлока. Но видеть Старскрима все равно было… не сказать, что больно, но и приятного мало. Ну неужели ему так нравилось, что Айр Рэйд трахает ему мозги? Полтора квартекса назад Старскрим так прекрасно поболтал с Айр Рэйдом об отношениях, что взорвал все боеприпасы аэроботов и рванул в одиночку мстить Гальватрону — а теперь терпит и позволяет себя целовать?!

«Не то смотришь, — напомнил Гримлок, и Слэг ощутил его тлеющую ревность. — Про малышку смотри».

«И что? — разозлился Слэг, но разрывать соединение не решился, не настолько его все бесило, и вряд ли Гримлок бы спокойно это принял. — Я не конструктор! Я хочу, чтобы ей было лучше, но из чего я сделаю ей лучший корпус — из ржи и шлака?!»

Малышка тем временем устала летать без дела, а может, ей надоело, что никто не обращает внимания на ее истеричный и неразборчивый треск. Она заверещала на совсем пронзительных нотах и шарахнула Слэга током. Вот дура. Слэг — разумеется! — ничего не почувствовал, для него такие мощности были просто мелочью, а вот Гримлок зарычал и замахнулся свободной рукой, пытаясь сбить малышку в воздухе.

Когда-то — те самые полтора квартекса тому назад — Слэг очень злился на Старскрима, что тот сделал их общего ребенка таким дурным. Нет, ну серьезно, почему малышка взяла от обоих создателей самое худшее? А Старскрим сказал тогда, что в этом весь смысл размножения у органиков: взять черты обоих и перемешать. Был бы Слэг поумнее, может, малышка и не выросла бы такой тупой.

А теперь она еще и недовольна, оквинтеть, да?

«Прекрати это», — Гримлок больно стиснул рог, убеждаясь, что Слэг понял, и тут же отодвинулся.

Может, она и была быстрее всех диноботов — но электричество оказалось быстрее нее, и она грохнулась на пол посреди комнаты, не успев выпустить лапки, и издала писк боли, неприятно отозвавшийся в Искре.

— Ты, Слэг, ее сломай еще, — возмутился Свуп, отбил шар в сторону Сладжа и потащился подбирать малышку. — А если б она на крыло упала?

Шар пролетел над нагнувшимся Свупом — до Сладжа еще не дошло, что игра окончена, — и рикошетом от стены врезался Слэгу в правый бок, ближе к хвосту. Фраг!



@темы: эта сцена порочит мое достоинство рогатой сволочи (с), трансформеры, мега-тру-динозаврик